Alex Fisich (alexfisich) wrote,
Alex Fisich
alexfisich

Category:

Насильничают в элитной школе. Сажать на 2 года за шлепок будут родителей. Это система.


57-ая школа отказывается признать, что в ее стенах работал развратник

Школа считается элитарнее некуда. Ее выпускники сейчас – известные журналисты и писатели, дизайнеры, историки, ученые Почему учителя и руководство элитного учебного заведения продолжают бороться за честь уже изрядно запачканного мундира?

Последние три дня казалось, что у этой истории не будет дна. Каждый новый пост в соцсетях погружал все глубже и глубже в темную, беспросветную бездну. И страшно было наблюдать в режиме онлайн (все «главные» сообщения появлялись первым делом в Фейсбуке), как все новые и новые пятна ложатся на еще недавно (с очередной публикацией рейтинга московских школ) блестящий мундир 57-ой.

И я сейчас уже не столько об похождениях учителя истории старших классов и заместителя директора по внеклассной работе Меерсона. Для меня сейчас не принципиально были ли у него регулярные интимные контакты с ученицами и учениками или это вдруг выпускники прошлых лет как с цепи сорвались в желании «развалить» любимое образовательное учреждение.

Вопрос ведь в другом – КАК школа, гордящаяся своими традициями, системой воспитания и почти семейной атмосферой, отреагировала на известие, что один из учителей использовать свое положение, свое обаяние и свою харизму, чтобы развращать абсолютно доверявших ему учеников.

Школа, которая считалась элитарнее некуда. Школа, чьи выпускники сейчас – известные журналисты и писатели, дизайнеры, историки, ученые…

Я допускаю, что часть учителей не знала о том, что происходило на протяжении многих лет. (Сейчас выясняется, что «похождения» были не только 10-15 лет назад, а и совсем недавно – в 2013-2014 годах). Допускаю, что мало кто поинтересовался почему это завуч и один из ведущих учителей вдруг тихо уволился и не связал это с приходом выпускников, которые принесли администрации доказательства.

Но вот уже 29 августа выпускница 57-й Екатерина Кронгауз в доступном всем посте рассказывает о том, что происходило.

Тот самый пост Екатерины Кронгауз в Фейсбуке, с которого и начался скандал

Вот уже Ольга Николаенко пишет:

«Началось всё с одной очень храброй девочки. Она уже назвала себя и теперь я тоже могу – это Ривка Гершович. Ривка была волонтером в Центре адаптации и обучения детей беженцев, где я на тот момент была директором. Однажды она пришла ко мне и рассказала о том, что с ней происходило в школе. И сказала, что очень хочет, чтобы этого больше не было ни с кем и никогда. И что есть еще люди, которые готовы мне рассказать о том, что произошло с ними. Я пообещала что-нибудь предпринять…

Мы начали самопальное расследование, привлекли юриста и зафиксировали свидетельства ряда жертв разных годов выпуска. Что меня окончательно убедило в том, что это правда, так это полное совпадение в показаниях у людей, незнакомых друг с другом. Версии болезненной фантазии или какого-то ужасного клеветнического заговора выглядели совершенно несостоятельными.

Мы решили без крайней необходимости не придавать огласке имена жертв, потому что этот опыт был для них крайне травматичен, а огласка могла усилить эту травму. Кроме того, мы опасались давления на жертв со стороны Бориса Марковича.

Я хочу здесь сказать еще одно важное – в значительном числе случаев происходящее нельзя было описать как «романы с ученицами». Это было сознательное и циничное использование положения учителя без всякой «романтической» составляющей.

В конце июля мы пришли к администрации и рассказали им о том, что узнали. Борис Маркович на тот момент находился в Израиле. Мы не планировали этого – мы выбрали единственный день, когда все представители администрации были в Москве. Мы назначили встречу с самим Меерсоном, однако Борис Маркович остался в Израиле и подписал заявление об увольнении.

На следующей встрече директор попросил меня предоставить ему хоть какие-то свидетельства, без них, по его словам, он не мог до конца нам поверить. Я обещала спросить пострадавших, что я могу предоставить. Однако через день Сергей Львович (Менделевич, директор школы – «КП») позвонил мне и сказал, что дополнительные свидетельства ему не нужны, он уже знает достаточно, чтобы выбрать сторону.

29 числа состоялся педсовет, на котором выступила Надежда Ароновна (Шапиро, учитель русского языка – «КП») и рассказала преподавателям школы о причинах увольнения Бориса Марковича. В тот же день появилась публикация Кати Кронгауз, которая вынесла этот разговор в публичное пространство. Друг с другом эти два события никак не связаны – Катя узнала не от нас и, насколько мне известно, не от учителей».

Для НОРМАЛЬНОГО педагога, для совестливого учителя теперь уже выбора нет. Дети, которые сидят в соцсетях и которые придут в 57-ю учиться с нового учебного года, их родители - в курсе. Они в шоке. На их глазах рушится миф о справедливой и ценящей свободу каждого ученика школе.

Что делать? Идти к детям, к родителям, беседовать с ними, пообещать – «больше никогда ничего подобного в 57-ой случиться не может». Нужно извиниться (по крайней мере за нечуткость). Нужно думать о том, как помочь пострадавшим – тем, кто много лет держал свою беду в себе и решился наконец о ней рассказать и тем, кто до конца своих дней будет бояться доверить кому бы то ни было что с ним произошло.

Но нет. Школа встает в позу обиженного. Четверо учителей – Сергей Волков, Анна Волкова, Надежда Шапиро и Наталья Супрунова, которые на педагогическом совете призывают к этим нормальным человеческим поступкам, вынуждены хлопнуть дверью.

- Коллеги улюлюкают. Ущипните меня. Выпускники-учителя молчат, - пишет Сергей Волков. – Ни один не сказал слова в поддержку. А вот замолчите! Валите отсюда! Чистенькие руки об вас марать!

Пускается слух, что все сделано, чтобы отобрать у школы здание неподалеку от Кремля. На стихийный ночной митинг поднимаются родители… Директор Сергей Менеделевич, который еще недавно говорил Ольге Николаенко, что он «все знает и выбрал сторону» сначала пишет о создании некоего общественного совета, потом сообщает о своем увольнении. Потом сообщение об увольнении с сайта снимает…

Я понимаю, почему 57-я до последнего пыталась разыгрывать из себя осажденную Брестскую крепость. Как любое закрытое образование живет по собственным внутренним и не всегда высоконравственным законам и только в крайнем случае впускает в себя посторонних. Но плотину-то прорвало…

Мало того, теперь-то понятно, что 57-я уже давно жила в ожидании этого прорыва. Я очень хорошо помню, как еще десять лет назад в Интернете появились намеки на то, что в этой школе есть учителя, которые подозрительно сильно любят мальчиков. По крайней мере до меня эти слухи дошли. Я тогда позвонил директору школы, но он меня отбрил – с «Комсомолкой» разговаривать не буду!

Да, доказательств кроме сплетен действительно не было – расследование заглохло.

Но если уж слухи выползли за пределы школы, наверное стоило насторожиться, проверить и сделать выводы? Нет, мы создавали «школу с прекрасной атмосферой»!

Сейчас выясняется, что администрации и некоторым учителям время от времени и родители, и ученики рассказывали о подозрительном, странном (выбрал мягкое слово) поведении некоторых педагогов. То есть, говоря кондовым языком протоколов, сигналы поступали. И что? Им говорили о «болезненных фантазиях детей»?

А по сути выходит, что администрация покрывала «любителей клубнички». Хотя опытный педагог не хуже, чем следователь, может провести расследование и выяснить истину.

И вот тогда становится понятна нынешняя реакция большинства учителей. Защищают не только честь мундира школы, но и себя. Потому что промолчали, скрыли и тем самым дали возможность продолжать «крутить романы».

Главный фигурант скандала историк Борис Меерсон даже стал завучем (почему-то именно в то время, когда по школе пошла первая волна слухов о его глубоком интересе к старшеклассникам). Он курировал одно из зданий школы (их у 57-й три). Он был президентом благотворительного фонда помощи московской государственной пятьдесят седьмой школе «Друзья 57-ой школы». Говорят, что даже рассматривался на место часто в последнее время болевшего директора.

В результате всей школе теперь сложно будет отмыться. Да, наверное, и невозможно. И с таким трудом созданная атмосфера, уникальные педагогические методики, собрание сильных учителей-предметников все будет похоронено под «делом педофила-историка».

И только потому, что болезненную страсть учителя (теперь выясняется – не одного его) эти милые интеллигентные люди старались не замечать. Или не хотели?

И потому что школа и сейчас продолжает делать вид, что это «внутренние враги» гадят.

- У школы стояли родители и собирали подписи за возвращение Менделевича, - пишет Соня Кабанова уже про события этих выходных. - Раз в полчаса к ним выходил Андрей Игоревич (преподаватель права Петроковский – «КП») и начинал рассказывать, «кто виноват на самом деле» и «что здесь случилось». По его словам, все, что происходит сейчас в школе – вина Шапиро и Волкова, которые «давно уже планировали этот переворот, а теперь сбежали». Когда такое слышишь, то о каком «диалоге» мы вообще тут можем говорить? Меня не пустили в школу. Встретили на входе два охранника со словами «Товарищ, разойдитесь». Я разошлась и собрала у турникетов довольно большое количество учеников, которые все как один мне рассказывали, что никаких петиций за Менделевича они не подписывали, что они все понимают. Охранники говорили только две фразы: «приказ такой» и «сейчас придет Марина Георгиевна (Прозорова, завуч – «КП»), она должна лично одобрить входящего ученика». Я начала сомневаться, что хочу, чтоб меня одобряла Марина Георгиевна. Меня не хотят пускать в эту школу, ну а чего, гордиться надо!

… А еще с первого дня, как начала разворачиваться эта история, я думаю о жене учителя Бориса Меерсона, которая все эти годы работала в той же 57-й. Ей-то как жилось? Она-то что чувствовала?

Школа №57 - братство умников и умниц. Здесь учились дети Сталина, Куйбышева, Семашко, Фрунзе, Литвинова, Лазо и других партийных советских деятелей. Чем живет эта школа сегодня

В ТЕМУ

«Молчи, а то школу закроют!»

Столичная 57 школа – особенная. И дело не только про место в рейтинге. Про нее снимали фильмы, ей грезили и мечтали там учиться. Дети не могли дождаться окончания каникул, чтобы прибежать не уроки. Занимались весело, остроумно. С аттестатом 57-ой поступали в лучшие вузы – еще и выбирали куда документы подавать. А в это время… (подробности)

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Из школы, где учителя обвиняют в педофилии, уволились директор и учителя

Для тех, кто следит за " историей с историком " сегодняшний день напоминал фронтовые сводки.

Напомним: незадолго до 1 сентября журналист Екатерина Кронгауз в соцсети рассказала о достижении выпускников одной из школ (номер на назывался). Им удалось заставить уволиться учителя, который много лет назад "крутил романы с девочками". Причем, как ясно из поста, когда одна ученица заканчивала школу, он переключался на тех, кто помоложе. Не была названа ни школа, ни фамилия учителя. Но уже через несколько часов в Интернете стали называть и номер школы, и фамилию учителя (подробности)

Крутить романы со старшеклассницами учитель начал больше десяти лет назад

Знаменитая элитная школа на первых местах в рейтинге по качеству образования в столице (топ был как раз недавно опубликован Департаментом образования). Журналист Екатерина Кронгауз написала в соцсети об учителе истории из этой школы, который «крутил романы» с ученицами. Причем, это не была обычная влюбленность ученицы в состоявшегося, взрослого, умного мужчину и учителя, разглядевшего в старшекласснице свою будущую половинку. Старшеклассницы заканчивали школу, их место занимали новые влюбленности (подробности)
Александр МИЛКУС редактор отдела образования и науки





Фаворитки учителя истории

Судя по всему, она была всего лишь одной из фавориток учителя истории. Возможно, подобные истории так и остались бы темой обсуждения для узкого круга бывших школьников, если бы в конце августа выпускница того же 2000 года Екатерина Кронгауз не вывесила на своей странице в "Фейсбуке" пост, который и породил грандиозный скандал.

— Больше 16 лет мы знали, что учитель истории крутит романы с ученицами. Довольно симпатичный мужик, умный, ироничный, обаятельный. Немудрено было влюбиться. Мы были маленькие, а думали, что большие. А потом шли годы — мы становились больше, а его возлюбленные менялись и оставались маленькими, — писала Екатерина Кронгауз, не оглашая никаких имён. Впрочем, вычислили школу и учителя довольно быстро. Почти сразу стало известно, что Меерсон уволился летом и даже уехал в Израиль.

С разоблачениями потянулись и другие бывшие ученицы школы № 57. Тогда же прозвучали имена некоторых других учителей.

— Я думаю, что разрастающееся и системное насилие над ученицами в старших классах, которое происходило больше 15 лет, дошло до своей финальной фазы. Думаю, школа в таком виде должна прекратить своё существование, — написала в "Фейсбуке" выпускница 2000 года Надежда Плунгян, которая ранее в рамках сетевого флешмоба #янебоюсьсказать поведала историю о том, как в детстве пережила сексуальное домогательство со стороны некоего учителя.

— Мне было 13, ему 20—21, он преподавал в матклассах, и я была не первым его объектом. Он караулил меня после каждой перемены и шёл за мной до дома, тесня к стене, а потом звонил по телефону и держал меня часами на проводе, угрожая самоубийством. Уверял, что бросил из-за меня институт. Заваливал меня электронными письмами, по несколько в день. Я страшно его боялась, но мне было некому сказать, — вспоминала Надежда.

Девушка открыто признавалась: в 57-й школе было много насилия.

— Вообще, насилия в стенах школы было много, и никто не осознавал масштабов, хотя почти все дети его видели. Ни у кого не было ответов. Вслух ничего не обсуждалось, — писала она.

Позже появилось признание Инны Маршановой: "Я, когда училась в 11-м классе, занималась сексом с Б.М. Меерсоном. Мне очень страшно писать об этом в открытом посте. Я считаю, что учителя не должны спать с ученицами".

О подобных историях стали писать не только бывшие ученицы, но и учителя. Одно из таких сообщений разместила на своей странице экс-преподаватель школы № 57 Александра Кнебекайзе.

— Я очень не хотела ничего писать по поводу ситуации, сложившейся вокруг пятьдесят седьмой школы. К сожалению, после последних событий такой возможности для себя я не вижу. Я работала в этой школе, в ней работал мой муж, в ней отучились с первого по одиннадцатый класс мои дети, я знаю многих учителей и выпускников, и я скажу, что знаю и думаю. Начну с того, с чего всё началось, — с секса с учениками. К сожалению, сомневаться в том, что он происходил, не приходится. До сегодняшнего дня мне были известны три случая (один из них закончился абортом, второй — рождением ребёнка), не считая многочисленных и упорных слухов. Только один из случаев связан с уволенным из школы Борисом Меерсоном, два других — с двумя другими учителями. Один из них, вернее, одна уволена, другой продолжает работать в школе, — пишет бывший преподаватель.

В 2005 году школьники пытались что-то с этим сделать: публиковали в "Живом журнале" посты с критикой учителей и намёками на проблему педофилии.

— В ответ Борис Меерсон и учитель права Андрей Петроковский составили "Меморандум", запрещающий ученикам "диффамацию учителей". Это было оформлено как некий документ нравственности, позволяющий выгнать любого ученика, который сообщает неприятные сведения об учителе публично, — рассказала в "Фейсбуке" Плунгян. — Многие учителя это подписали, почти даже не читая. Меморандум был опубликован в Сети от лица администрации с подписью директора.

Этот меморандум до сих пор вызывает споры и негодование у бывших и нынешних учеников.


Педагогический коллектив Московской государственной
Пятьдесят седьмой школы (в дальнейшем школы) совместно с
администрацией школы составил настоящий документ для
определения правил корпоративной этики учащихся старших
классов школы, в частности, в Интернет-пространстве.

1. Учителя школы НЕ считают для себя допустимым
вмешательство в ПРИВАТНУЮ жизнь учащихся иначе, чем в
обоюдосогласованной частной беседе, за исключением тех
случаев, которые оговорены законодательством РФ или
уставными документами школы.

2. К приватной жизни учащихся учителя школы относят всё,
происходящее во внеучебное время, не противоречащее
законодательству РФ или уставным документам школы и не
относящееся к пунктам 3-4. К приватной жизни НЕ
относятся случаи коллективных поездок, походов и
экспедиций, пребывание в которых рассматривается как
часть общественной жизни.

3. ПУБЛИЧНЫЕ заявления и поступки учащихся, в том числе
сделанные и совершённые во внеучебное время,
рассматриваются как часть общественной, а не приватной
жизни. К публичным заявлениям и поступкам учителя школы
относят сделанные и совершённые таким образом, что
МОГУТ БЫТЬ ВОСПРИНЯТЫ людьми, не входящими в круг
прямой адресации поступка и заявления.

4. К публичным заявлениям учителя школы относят, в
частности, сделанные на открытых (не только для друзей,
доступные для любых пользователей) сайтах и форумах
Интернета вне зависимости от темы. Вышесказанное
относится и к заявлениям, сделанным под псевдонимом и в
соавторстве.

Примеры. Переписка по электронной почте, ICQ, SMS, в
закрытых (только для друзей) форумах Интернета и тому
подобное безусловно относится к приватной жизни и никаким
образом не может регулироваться администрацией или
учителями школы. Открытые (доступные для любого
пользователя) форумы и сайты Интернета, даже содержащие
сугубо личную переписку, считаются публичными и подпадают
под действие пункта 5.

5. В подобных публичных заявлениях учащихся учителя школы
считают недопустимым следующее: оскорбления, диффамацию
и клевету в адрес любого конкретного лица или группы
лиц; заявления расистского характера (обобщающе
оскорбляющие любые нации, расы, этносы, религии и
культуры); заявления, провоцирующие насилие и
призывающие к нему; заявления, пропагандирующие
употребление наркотических средств.

6. Начиная обучение в старших классах, учащийся ТЕМ САМЫМ
принимает вышеизложенные правила.

7. Нарушение вышеизложенных правил полагается
несовместимым с обучением в школе. Учителя школы не
видят возможности пребывания в школе человека, не
выполняющего вышеизложенных правил.

8. В спорных случаях факт нарушения вышеизложенных правил
устанавливается совместно учителями и администрацией
школы, а также представителями учащихся. </a>

Подписали эту мерзость

Б.М.Меерсон
А.И.Петроковский
С.Л.Менделевич
М.Г.Прозорова
Ан.Ан.Прокудин
Е.Л.Львова
А.А.Суханов
Л.И.Меерсон
С.Л.Никольский
Е.В.Вишневецкая
А.К.Федермессер
О.А.Гулыга
Ю.П.Рыбкин
Р.К.Гордин
А.Ш.Шахмаметова
Е.Н.Стрельникова
Е.А.Выродов
М.А.Белоусова
А.Ю.Семашко

Но как это было преподнесено!
Обложил училку матом - попрощайся с аттестатом
Педагоги 57-й школы начали борьбу с нецензурщиной в интернет-пространстве

В старейшей московской школе № 57 скандал. В интернет-дневнике (блоге), где школьники обсуждают свои будни, кто-то из ребят нелестно высказался в адрес педагогов.

- Меня называли там нецензурным словом! - возмущается замдиректора по воспитательной работе Борис Меерсон. - Мы решили объяснить ученикам, что даже в Cети надо соблюдать правила приличия!
И вот теперь 3 сентября 2016 г. ученики защищают свою школу.

Кстати, вопрос к главе Департамента образования Калине Исааку Иосифивичу - а кто все годы курировал весь это цветник, а?
Subscribe

promo alexfisich june 24, 2014 12:00 2
Buy for 10 tokens
Тула, 22 июня 2014 года. Пикет за признание Донецкой Народной Республики и Луганской Народной Республики. Суть времени, Родительское всероссийское сопротивление, Тула, 2014 год.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments